?

Log in

На днях нечаянно ввела в заблуждение vnu4ka: у нее в журнале появился прекрасный набор открыток 50-х годов "Великие русские путешественники", а мне показалось, что некоторые портреты видела на обложках тоненьких брошюрок, которые помню с детства. Пришлось искать брошюрки, и выяснилось, что на них совсем иные изображения. Но разнообразные обрамления портретов типичны для книг того времени, легко ошибиться.




При моем рождении в доме не было детских книг и позже появилось совсем немного, но зато с самых первых дней перед глазами была мамина географическая библиотека. Она в те годы занимала целый простенок маленькой однокомнатной квартиры. Книги стояли на самодельном стеллаже, сделанном папиными руками, и если хотелось посмотреть что-то с картинками, то листали их. А позже, когда начала читать, географию заслонили совсем другие интересы. И теперь остается только размышлять, могут ли на нас оказать влияние непрочитанные книги?..
О путешественниках и путешествиях очень хорошие издания - Д.Ливингстон, В.Обручев, П.Семенов-Тян-Шанский,Ф.Нансен ("Фрам" в Полярном море", конечно же, в двух томах):



ДРУГИЕ КНИГИСвернуть )

Но больше всего люблю журналы "Вокруг света". Хорошо, что сохранилась целая стопка.



О ЖУРНАЛАХСвернуть )

И пусть географию уравновесят несколько книг из исторической библиотечки дедушки.

ВЗГЛЯНУТЬСвернуть )

Удивительно: географических книг было так много вокруг, а увлеклась по-настоящему историей. Даже выбирала потом между истфаком и филфаком.

Старое и новое

На прошлой неделе случилось еще одно удивительное событие - в Омск пришла посылка от lobgott. Неожиданный подарок, за который очень благодарна, и не найду слов, как эту благодарность выразить. Испытываешь совершенно особое чувство, когда берешь такие книги в руки. Год издания - 1924-й, 30-й, 31-й, 37-й. Формат совсем небольшой, почти карманный, бумага, само прикосновение к ней... У "Пестрого и черного" С.В.Покровского даже страницы не разрезаны, так никто и не прочел целиком за почти сто лет, хотя обложка обветшала. А мы прочтем, обязательно покажу в сообществе.




По обложкам видно, что подарок очень кстати к  Году экологии, представим его читателям библиотек на Неделе детской книги.
А  к "Стали" Ольги Гурьян личное отношение, она будет и дальше вдохновлять заниматься нашим виртуальным Музеем, ведь столько хороших разговоров вели о писательнице...

Рядом со старыми книгами покажу сегодня совершенно новые, которые, по-моему, знаменуют столь же новый этап в книгоиздании: эмоциональная и теплая "ностальгия" создала книжный бум, но начали возникать проекты, в которых четче просматривается профессиональный историко-литературный и искусствоведческий подход.
Первые ласточки:
- серия "Детям будущего" издательства "Арт Волхонка" и Российской государственной детской библиотеки;
- совместная издательская программа  "Ад Маргинем Пресс" и  "ABCdesign" (при поддержке "Галеев Галереи").




И очень странно, что именно эти проекты в Живом Журнале и в интернет-магазине почему-то обходят дружным молчанием.
А ведь Ирина Трухина подготовила прекрасные посты о серии "Детям будущего".

"Про город":
http://trukhina.livejournal.com/1361172.html
"Живые машины Владимира Тамби":
http://trukhina.livejournal.com/1363457.html

Мне кажется, серия придумана безукоризненно, начиная с тонких тактильных и визуальных ощущений. Плотный картон коробки отсылает к изменившимся от времени страницам старых книг. Чистые цвета искусства 20-х... Игра форматов...  А внутри - образы книг воссозданы просто идеально (цветопередача, заливки, шрифты). Именно образы, идентичные духу той эпохи.
Команда профессионалов самого высокого класса: дизайн серии - Иннокентий Келейников, обработка изображений - Ольга Золотухина, цветокоррекция - Максим Гудков.

От проекта "А+А" впечатление чуть скромнее: страницы плотного офсета и небольшого формата в твердом переплете; обработка изображений кажется не столь безукоризненной. Но зато какие книги! "Парк культуры и отдыха" Алфеевского и Мавриной, "Радио-жирафф" В.Катаева. А еще - "Собачки" В.Ермолаевой, "Рынок" Е.Шварца и Е.Эвенбах. И превосходные послесловия специалистов Российской государственной библиотеки и Государственного Русского музея.

Почему же молчание? У нас нет ностальгических чувств к 20-30-м?? А сама история детской литературы интересует совсем немногих? Даже в нашем Музее? Так?
А ведь очень хочется, чтобы серии продолжались, чтобы забытые книги обрели "вторую жизнь" в реальности, а не только в пространстве Интернета.

Вот еще прекрасный пример - новая серия "Истории для театра" того же издательства "Арт Волхонка". Безупречная книга, посвященная легендарному спектаклю Московского художественного театра.



Первая часть - краткий пересказ пьесы М.Метерлинка. Иллюстрациями к ней служат эскизы костюмов и декораций, созданные художником Владимиром Егоровым. Вторая часть - режиссерский вариант пьесы - проиллюстрирована фотографиями персонажей и мизансцен.

ВЗГЛЯНИТЕСвернуть )

Чрезвычайно интересно, не правда ли?..

P.S. Вчера появился пост в ЖЖ о еще одной книге из серии "Истории для театра" - "Принцессе Турандот":
http://pamsik.livejournal.com/189504.html
Буду собирать здесь хорошие рецензии. Очень надеюсь, что обратить внимание на книги помешали новогодние праздники.

Городок Вознесенье

Чудесное. Перечитала, вспомнила и еще не раз вернусь.

Оригинал взят у tomtar в Городок Вознесенье

Люблю эту книжечку за неяркие краски и негромкие слова.

Томительное северное лето: ни ночь, ни день - текучее серебро. Черемуховые сумерки, отрешенный покой вод и лиц. В тусклом тумане над белесой водой воспарил то ли городок Вознесенье, то ли зачарованный Китеж-град. Сошлись на миг странники, кто за суетным, кто за вечным. В небо пропел, проплакал голос, оборвался недосказанным:

Эх, по белым полям, по широким
Наши слезы снежком замело!


Что же дальше? Была ли такая песня? Скрыт городок тихими водами и плакун-травой. Наши слезы снежком замело...

Все вокруг казалось белымСвернуть )


Вуокса_церковь Андрея Первозванного.jpg



Книги зимы

Странно, ощущение Нового года пришло не 1 января, а с открытием библиотеки имени Веры Чаплиной, ровно по восточному календарю.
Огромный интереснейший проект завершен в его главной части, и хочется себе в наступившем году пожелать чуть меньше работы и больше времени для души и любимого сообщества "Музей детской книги". Свободных часов и минут катастрофически не хватало.
А стопки книг растут. Что-то собиралось "под елочку" (а поскольку ее не было, то под красивый еловый букет), что-то пришло позже.
120-летие Валентина Катаева отметила приобретением собрания сочинений. Думала, уже никогда не буду покупать собрания, но после книги Шаргунова захотелось перечитать, вернуться к собственному восприятию катаевского слова.



Прекрасная "книга года":



Пестрая предновогодняя подборка:



И то, что выбрала на каникулах:



Сейчас хочу сказать несколько слов только о "Питере Пэне". Проходила равнодушно мимо творчества бельгийского художника Квентина Гребана, пока не увидела эту книгу и не повеяло тем чудесным, что есть в рисунках любимой Лизбет Цвергер. А если обращаться к Джеймсу Барри, то в акварелях Гребана, в его персонажах ловишь промельк "особенной, почти неуловимой улыбки" миссис Дарлинг.

ОТБЛЕСКИ УЛЫБКИСвернуть )

После поста о художнике Николае Попове неожиданно возник разговор о допустимом и недопустимом в детской иллюстрации. Не слишком ли негативно воздействуют усложненные художественные стили и приемы на психику ребенка?
Гребан нередко прибегает к странным ракурсам, "гиперболам", бывает излишне экспрессивен. Но не назову это усложнением, скорее снижением стиля.
Как вам кажется, могут ли дети испугаться?
Хотя что есть "страшное", без которого сказка не обходится...

СТРАШНО ИЛИ НЕТ?Свернуть )

Все же Гребан эклектичен, хотя мог быть удивительно гармоничным. И при этом его микс старины и современности, изящества и штампов, некая восточная нотка притягивают к себе, заставляют всматриваться в страницы. Невольно думаешь, что через сор современной культуры  все же тянутся ниточки к красоте.
Или сор в конце концов заслоняет ее?..

И несколько интересных изданий откладываю до следующего разговора...
Сделаю перепост в собственный журнал. Очень рада, что это случилось именно в нашем городе.

Оригинал взят у donna_benta в Первая в России детская библиотека имени Веры Чаплиной
26 января состоялось очень важное событие - в память о детской писательнице Вере Чаплиной в нашей стране открылась первая библиотека ее имени. И произошло это в далеком сибирском городе Омске, хотя Вера Васильевна родилась и жила в Москве.
Сейчас можно прямо сказать: сама идея создания библиотеки возникла благодаря Живому Журналу и дружбе с блогом "Архив Веры Чаплиной".



Целый год мы работали над проектом в тесном сотрудничестве с внучкой писательницы Мариной Юрьевной Агафоновой и автором первой биографии Веры Чаплиной Максимом Юрьевичем Тавьевым. Марина Юрьевна подарила библиотеке более 220 книг В.В.Чаплиной, 60 изданий из семейной библиотеки, интереснейшие архивные материалы и другие экспонаты. Они стали основой для биографической экспозиции, которая рождалась в долгих обсуждениях и воплощалась в жизнь дизайнерами омских библиотек.

ПРИГЛАШАЮ ВАС НА ЭКСКУРСИЮСвернуть )

Работа завершилась. И хочется от всей души поблагодарить Марину Юрьевну Агафонову и Максима Юрьевича Тавьева за душевную щедрость и поддержку. Более интеллигентное, абсолютно надежное сотрудничество трудно представить.Мы постарались лишь быть достойными столь трепетного отношения к памяти Веры Васильевны Чаплиной.

P.S. Пост об открытии появился и в блоге "Архив Веры Чаплиной": http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/72947.html Там можно увидеть фотографии самого процесса оформления и более подробный фоторассказ о презентации.
Всю жизнь считала любимыми художниками детства Валерия Алфеевского, Николая Устинова и Леонида Владимирского, как вдруг на днях к ним присоединилось еще одно имя. Просматривала оцифрованные "Мурзилки" начала 70-х годов, как раз тех лет, когда училась во втором-третьем классе, и больше всего хотела увидеть "Маленькую бабу Ягу" О.Пройслера, которую читала из номера в номер. А когда нашла,  удивилась фамилии художника - Ник.Попов. Почему-то позже эти иллюстрации слились в памяти с рисунками И.Кабакова, а ведь они совсем другие.



Не удержусь, приведу все страницы, что нашла.

СКАЗКА О.ПРОЙСЛЕРА В ИЛЛЮСТРАЦИЯХ Н.ПОПОВАСвернуть )

Но удивительнее всего, что еще до "Маленькой бабы Яги" привлекали внимание рисунки именно Ник. Попова!  Их сразу узнала на журнальных страницах, а многое другое абсолютно забылось.
Вот обложка Попова:



ЕЩЁ О Н.ПОПОВЕ И ДРУГИЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ЖУРНАЛЕСвернуть )

Год назад с ностальгическим чувством покупала том "Архива Мурзилки" за 1966-74 годы, надеялась найти там картинки из детства, но, к сожалению, ни одной не встретила. Получается, у каждого из нас свой "Мурзилка" -  журнал, который мы успевали полюбить, пока нам были нужны детские рассказы, волшебство и сказка.

P.S.
В 3-м классе одновременно с "Маленькой бабой Ягой" уже читались "Молодая гвардия" А.Фадеева и "Петр I" А.Толстого. Книжное детство закончилось быстро.
Зато продолжается сейчас...

Дверь в счастье

Стоит на полке праздничная открытка, как будто приоткрывается дверь в Новый год.
Тихо-тихо, подождем еще несколько часов...

Желаю всем хорошего Нового года!
Счастья вам и вашим семьям, любви и радости!


Собираю материалы о книжных итогах года, надо будет почитать внимательнее на досуге.

"Книги-события в детской литературе-2016. Выбор экспертов" (Е.Шафферт, Н.Кочетковой, А.Копейкина, Т.Рудишиной): http://www.dariadotsuk.ru/1041108310861075/knigi-sobytiya-2016


"Лучшие иллюстрированные книги 2016 года": http://www.fairyroom.ru/?p=42759
По мнению художников А.Архиповой, Д.Герасимовой, А.Десницкой, О.Ионайтис, Т.Кормер, Д.Лапшиной, С.Любаева, М.Митрофанова, Д.Непомнящего, Т.Никитиной, И.Петелиной, Я.Седовой, В.Фоминой, К.Челушкина и др.


Ряд публикаций сайта  "Папмамбук":
"Самая лучшая книга 2016 года по версии интернет-журнала "Папмамбук": http://www.papmambook.ru/articles/2564/
"Лучшие книги 2016 года выбирают подростки": http://www.papmambook.ru/articles/2565/
Авторы подростковой редакции "Эта книга стала для меня книгой года":
http://www.papmambook.ru/articles/2568/,
http://www.papmambook.ru/articles/2569/
http://www.papmambook.ru/articles/2580/


Дарья Варденбург "50 лучших детских книг 2016 года": https://daily.afisha.ru/brain/4013-luchshih-detskih-knig-2016-goda/


Итоговые посты в блогах Живого Журнала:
http://eugeniashaffert.livejournal.com/782841.html
http://yuliaam.livejournal.com/916595.html
http://trukhina.livejournal.com/1360072.html
http://poma-shka.livejournal.com/493817.html
http://julia-raskova.livejournal.com/489817.html
http://nataljusha1978.livejournal.com/146671.html
http://taberko.livejournal.com/419819.html

Уже отметила для себя целый ряд книг, на которые не успела обратить внимание. И стараюсь замечать, что пишут о современной научно-популярной литературе, поскольку сама за ней не могу следить, нет стимула - читающего ребенка-школьника, а так интересно услышать мнение тех, кто читает вместе с детьми.

P.S. 19 января появились итоги книгоиздательского года от "Библиогида":
http://bibliogid.ru/novye-knigi/nash-vybor/2016/2272-chudnaya-vlast-proshlogo

Метки:

На волне общего интереса к книге Дмитрия Быкова о Владимире Маяковском расскажу подробнее об омской выставке, посвященной Давиду Бурлюку.





Так футуристически Омский музей изобразительных искусств им. М.А.Врубеля отмечает 125-летие закладки и 100-летие окончания строительства Транссибирской железнодорожной магистрали. При подготовке выставки впервые в истории музея проведен конкурс дизайн-проектов.

ДАЛЬШЕСвернуть )

В экспозиции о Д.Бурлюке много копий интересных документов и фотографий, ради которых и поспешила посетить выставку в наши 30-градусные морозы. Документы уже показала в сообществе "Музей детской книги".

ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ЭКСПОНАТОВСвернуть )

Метки:

Итоги "Книгуру"

Только что объявили итоги 7-го сезона "Книгуру".
Хорошие авторы стали лауреатами:




1-е место - Ая эН с повестью "Абсолютно необитаемые" (спин-оффом к серии "Мутангелы")
2-е место - Артем Ляхович (повесть "Черти лысые")
3-е место - Лариса Романовская (повесть "Удалить эту запись?")

Ко всем авторам отношусь с уважением и читаю, но очень разочарована, что Евгений Рудашевский, чья книга по-настоящему взволновала, не вошел в число победителей. Надо будет познакомиться с последними комментариями подростков. Неужели для них  текст слишком сложен?..

Дети воды

Надеюсь, что и в воскресенье кто-нибудь заглянет в блог, хочется посоветоваться.
Намеренно не включила эту книгу в осенний обзор.



Слишком бурные эмоции были, когда ее получила. Но сейчас успокоилась и решила просто показать, чтобы услышать ваши мнения и определиться со своим.
Одно из самых прекрасных личных впечатлений от Музея детской книги - коллекция редких изданий "Детей воды" Ч.Кингсли, которую показывала katyasanchez. Когда видишь такое, понимаешь, насколько книги недоступны, но внутри теплится надежда, что наши издательства обратят на них внимание. И все равно не ожидала появления  "Детей воды" от Книжного клуба Книговек. С иллюстрациями британских художников Уильяма Робинсона и Уорвика Гобла. Заказала мгновенно, до фотографий и отзывов в интернет-магазинах. И вот что получила.

МОЖНО ВЗГЛЯНУТЬСвернуть )

А какие у вас впечатления от иллюстраций? Можно ли было сделать книгу лучше?

P.S. Интересная статистика: больше 60-ти просмотров иллюстраций на Яндекс-фотках, а отклик один.
По-прежнему надеюсь на другие мнения - боюсь оказаться пристрастной. Ведь книга необыкновенная, привлекала к себе многих и многих художников, как лучшая детская классика.
Этот пост был бы хорош для Музея детской книги, но не решилась: не очень уверена в достоверности источника. И может быть, кто-нибудь развеет сомнения, подтвердит или опровергнет эту удивительную историю?
К ней подводило какими-то прихотливыми путями. Ирина Карнаухова - замечательный фольклорист, сказки в ее пересказе мы знаем с детства. А вот проза писательницы была забыта, но посчастливилось - несколько лет назад в руки попало старое издание ее "Повести о дружных" и позволило ощутить атмосферу детства 40-х годов. Совсем недавно узнала, что в эвакуацию Ирина Карнаухова отправилась вместе с интернатом Литфонда, пароходом по Волге и Каме, а как раз в тех местах происходит действие повести А.Перфильевой "Далеко ли до Сайгатки?".
Но история, которую хочу вам предложить, произошла еще во времена гражданской войны, и рассказано о ней в воспоминаниях Маргариты Сабашниковой (Волошиной). Причем имя героини не упоминается, но рассказ настолько прозрачен, что сразу догадываешься, кто она, а в комментариях находишь подтверждение - да-да, юная Ирина Карнаухова.


Прочитайте, пожалуйста, сами! История очень короткая. Уезжая из России, Маргарита Сабашникова посещает Петербург и встречается там с друзьями из антропософского общества, в том числе с одной молодой девушкой...

ИСТОРИЯ И МАЛЕНЬКИЙ КОММЕНТАРИЙСвернуть )

Все на всех

Для eernestine - книга из детства:



ДАЛЬШЕСвернуть )

И ведь бывала до школы на такой даче, вместе с детским садом, но воспоминания смутные-смутные...

Книги осени

Продолжу рассказ о том, что читала и выбирала для будущего чтения. Осень закончилась, оставлю на память очередной пунктирный обзор.
Весь ноябрь чтение было виртуальным: знакомилась с произведениями 7-го сезона "Книгуру". Пока вышла в свет одна конкурсная книга - "Куда уходит кумуткан" Евгения Рудашевского, но она затмила все остальные, первый раз готова назвать "Книгуру" конкурсом одного текста.

 

По объему - повесть, но настолько многоуровневая, что невольно хочется определить как роман  и даже найти корни в эпосе и сказке. Тем более что действие происходит в многонациональном Иркутске. Чем не дворовый эпос вся первая часть книги? Со штабами-убежищами, отсылающими к длинной советской традиции от А.Гайдара до В.Крапивина. С битвами детских отрядов в духе Толкина. Здесь есть провокатор-трикстер, связанный с иными силами, - дочь бурятского шамана по имени Аюна. Здесь есть герой-стоик - мальчик Саша из рода переселенцев-голендр (голландцев, волею судеб попавших в Сибирь и выдержавших все тяготы ХХ века). И есть главный герой, полный сомнений, которому еще предстоит обрести свою силу. И чем не инициация то испытание, которое пришлось вынести детям во льдах Байкала, спасая новорожденных нерп-бельков?
Как и в эпосе, для ребят поддержкой является род, родовая память. И слабость Максима еще и в том, что ему сложно идентифицировать себя в своей сложной семье, недаром мальчик пишет письма отцу, которого никогда не знал. Очень необычная книга с пронзительным сюжетом, о котором пока промолчу, - надеюсь, многие захотят прочитать сами.
И признаюсь, что лишь после второй книги Рудашевского прочла его повесть "Здравствуй, брат мой Бзоу!" Огромный-огромный пробел, потому что звенит она сейчас в душе печалью и кажется самым сильным впечатлением после "Дома, в котором..." М.Петросян. С первых строк - повесть-реквием. Когда еще не знаешь, но уже затягивает медленный ритм прощания: мальчику хочется удержать, остановить каждый миг... И мы тоже долго прощаемся - с хорошим мальчиком, который не вернется из Афганистана...
Для меня сейчас проза Рудашевского - оправдание всех последних 25-ти лет нашей истории. Когда о прошлом так пишет совсем молодой человек, который еще не родился в начале 80-х, и умеет нас всех понять, и заглянуть даже глубже, чем мы сами способны заглянуть, то это дает надежду, что история не обрывается и не начинается заново, а все же течет, как ей и положено.

ДЛИННЫЙ-ДЛИННЫЙ ПОСТСвернуть )

И представьте, получила с Озона заказанную книгу с прекрасной графикой В. и Л.Петровых:



А в ней - удивительный сюрприз. Не сразу его заметила, а когда увидела - не могла поверить глазам. Автограф самого Юрия Яковлева!




И две строчки в заключение. С интересом слежу в  журнале nataljusha1978 за книжным выбором ее 12-летнего сына. В последнем осеннем заказе решила довериться ему  и познакомиться с чем-нибудь неожиданным.

С ЧЕМ ЖЕ?Свернуть )

Вот и все! Целую неделю писала, не получалось за один вечер.

Книжный эксперимент

О чем бы хорошем написать?..
Осенью полностью поглотила работа: квест на Любинском проспекте, окружные встречи фантазеров, подготовка экспозиции для библиотеки им. Веры Чаплиной, презентация 7-го сезона Книгуру. В Живой Журнал лишь заглядывала, и так соскучилась по спокойным беседам, так было жаль, что не могла откликнуться на очередную книгу или запись в любимых блогах.
Но в сентябре успела начать личный "книжный эксперимент". Все же поток переизданий настолько велик,  что кризис заставляет ограничивать свои порывы. И пришла идея покупать только то, что захочется перечитывать. А значит, сначала читать. Подобрала в библиотеке небольшую стопку. И что же получилось?

     

Начну рационально, сухими строчками.

Повесть "Наши собственные" Ирины Карнауховой напомнила военную пьесу - с единством места действия, узким кругом действующих лиц. Выяснилось, что Ирина Валериановна и в самом деле писала не только прозу, чувствуется рука драматурга. И это обедняет книгу. Вроде бы рассказывается о трагическом и важном: как переживалось детьми и взрослыми самое начало войны.  Но на первый план почему-то  выходит мелкий "бытовизм", конфликты на его почве. Это можно воспринимать как авторскую честность, понятно, что переход от мирной жизни к военной был сложным. И как некую педагогическую заданность: нужно было воспитывать в детях стойкость и самостоятельность, готовность переступать через личное ради общего. Но слишком часты публицистические отступления, которые не позволили книге стать живой. Не очень верится и в операцию по спасению детей, она выглядит несколько пафосной и кинематографичной для лета 41-го. Перечитывать вряд ли решусь.
Но в другой осенней книге снова встретила имя Ирины Карнауховой, и так неожиданно, что стоит посвятить этому отдельный пост.

Повести С.Иванова и Ю.Ермолаева вернули в 70-е, когда сама училась в школе. К этому времени особенно пристрастна, слишком хорошо помню "законы пионерской жизни" и в детской прозе тех лет мгновенно ощущаю нравоучительность, то, как автор нажимает и подчеркивает, выстраивает текст в "правильном" направлении. Книга Сергея Иванова многим нравится, тем сложнее писать о своих сомнениях. Вроде бы критикуется формальное школьное шефство и дается пример доброго, искреннего отношения к старому человеку (буду говорить в категориях тех лет). Но как же такому произведению без прямого противопоставления "хорошего" и "плохого" героя - той же Ольги и дерзкого внука? "Изнутри" мы внука не видим, только со стороны. И со всего размаха автор обрушивает на него вину за смерть деда. В одном том, как второклассница требует, чтобы ее звали Ольгой, - не Олей или не Оленькой, - есть некий оттенок "над", оттенок исключительности. Нужно ли, если книга о доброте? И "правильность" не синоним к слову "ответственность", о важнейшем человеческом качестве можно говорить по-другому.

"Путьку" Зои Журавлевой и "Пять моих собак" Анастасии Перфильевой прочитала с интересом, но для домашней библиотеки купила совсем другую повесть на ту же тему - "Нигера" Б.Рябинина. Все же имеется естественный ограничитель - любимый кот, который не позволяет увлечься другими животными.
Книги Перфильевой потянулись цепочкой, погрузилась в них глубоко-глубоко:

     

Ее проза тоже не лишена недостатков, сразу видно, где автор пишет от души, а где - "как надо". Но в том, что от души, много страстности и неравнодушия, поэтому ни на минуту не пожалела о чтении.
Жаль, не могу поговорить в сообществе о повести "Во что бы то ни стало", нашла только позднее издание. Но первая ее часть, поразительная история о том, как старая нянюшка спасает девочку, потерявшую всех родных в скитаниях гражданской войны, произвела не меньшее впечатление, чем воспоминания Маргариты Зарудной-Фриман. А когда узнала, что в белом движении на юге России участвовало немало Перфильевых, иначе посмотрела на многие эпизоды. На ту же семью генерала в отставке, жена которого в нищете и сумятице тех лет варит патоку на продажу, а сам он, жалкий и старый, мастерит елочные игрушки. Множество достоверных и точных  деталей, которые сегодня можно узнать только из таких забытых книг.

ДАЛЬШЕСвернуть )

Кажется, продолжу эксперимент...

Две учительницы

Месяц назад vnu4ka опубликовала очень интересные воспоминания своей бабушки о школьных годах. Можно только удивляться, сколько фотографий и документов сумела сохранить семья в столь трудное время.
Моя мама пошла в первый класс в том же 1936-м году, ровно 80 лет назад. Пример vnu4ka заразителен, и ко Дню учителя хочу поделиться короткими воспоминаниями о первой учительнице, которые мама записала, когда мы с сестрами учились в школе. Ее пригласили выступить на классном часе, поэтому рассказ тороплив, прост и чуть назидателен. А через несколько лет я стала учиться печатать на машинке и тренировалась, набирая этот небольшой текст:

"Воспоминания о школьных и пионерских годах для меня неразрывно связаны с воспоминаниями о моей первой учительнице Ольге Петровне Абросимовой.




О.П.Абросимова в 1947-м году


16-летней кареглазой девушкой после окончания гимназии Олечка Абросимова поехала в деревню учительствовать. Более 40 лет отдала она детям и школе. За эти годы потеряла сына и мужа, но школы не бросила. Ольга Петровна очень любила свое дело, и дети любили ее. Труд ее правительство отметило орденом Ленина, многие годы избирали депутатом городского Совета депутатов трудящихся. У нее учились целые поколения семей – учила отцов, потом их детей и внуков.
Я жила на станции Татарской Омской железной дороги. В 1-й класс пошла много лет тому назад, в 1936 году.




Вера Шевченко со своей мамой и старшим братом. Июль 1936 г.


Школа размещалась в небольшом одноэтажном деревянном доме, в котором топились большие печи-голландки и на урок звонили маленьким медным колокольчиком.




ДАЛЬШЕСвернуть )

С Днем учителя всех учивших и учившихся! 

Книги июля и августа

В нескольких словах напишу о летних приобретениях.
О главной книге августа уже рассказала. За нею потянулись другие мемуары и биографии, выстроились парами-тройками:
Катаев - Леонов;
воспоминания Чуковских и "Сумасшедший корабль";
"Сумасшедший корабль" - перечитанный "Алмазный мой венец" - "Таинственная страсть".

   

Читаю кусочками. Но биография Леонида Леонова производит очень цельное впечатление. Катаев распался на осколки мнений о нем; книга же о Леонове не вступила в диссонанс с прежними впечатлениями - от его прозы, драматургии, фильмов, спектаклей. Вроде бы можно проводить параллели между двумя авторами: оба попутчики, оба вынуждены скрывать свое прошлое. Но сами ритмы жизни разные и разные натуры: у Леонова ранняя творческая зрелость и глубина, у Катаева прекраснее всего финал.
Воспоминания Николая Чуковского замечательные, некоторые фигуры 20-х годов, мелькавшие тенью в других мемуарах, вдруг стали абсолютно живыми. А следом прочитала "Памяти детства" Лидии Чуковской, и это самое лучшее, что случилось летом.

 

С Александром Нилиным побродила по аллеям Переделкина. В его воспоминаниях нет открытий, детская и юношеская память удержала не так много, но вслед за книгой о Катаеве нужны были взвешенные слова о нем и о других, кого можно было встретить на тех аллеях - Александре Фадееве, Константине Симонове, Сергее Смирнове. Лауреатах и секретарях, к кому у нас сегодня так много вопросов.

Еще кое-что:

 

С выпусками литературоведческого альманаха "Детские чтения" можно познакомиться на его сайте: http://detskie-chtenia.ru/index.php/journal Но этот номер хочется почитать с листа: статью о сборнике "Наш журнал", который показывал sergej_manit, публикацию о трилогии А.Бруштейн (по материалам сообщества в ЖЖ) и многое другое.
А Вадим Коростылев покорил с первых же фраз "Короля Пиф-Пафа": "Чудовище как чудовище: брюки, пиджак, галстук бабочкой..." От сценария невозможно оторваться, но телеспектакль почему-то выключила на первых сценах...

И несколько детских книг для хорошего настроения.

ВОТ ОНИСвернуть )
Целый месяц провела в странных, смутных размышлениях о судьбе Валентина Катаева и, когда увидела пост в журнале lobgott, внутренне ахнула. Прекрасная точка! Как будто услышала ироничный голос самого Валентина Петровича, от смуты не осталось и следа.

Оригинал взят у lobgott в Война красных и белых спичек



далееСвернуть )

А поводом для размышлений послужила биография В.Катаева, выпущенная в серии "Жизнь замечательных людей".



Не знаю, как вам биографии нового времени, но невольно вспоминаю Андре Моруа и Константина Паустовского. В юности так важно было очароваться и восхититься литературой. А Катаев своей поздней прозой говорил о себе сам, и ритм этой прозы вошел в кровь, что-то добавив к  ощущению каждой минуты.
Никогда не читала критику на Катаева, прошла мимо дискуссий о его личности и последних книгах, нужен был только он.
Но так или иначе взрослеешь, и странно, что с последними иллюзиями юности заставляют расставаться те, кто уже гораздо младше по возрасту.
Вслед за бурной молодостью, метаниями между белыми и красными, в жизни Катаева - как у любого советского писателя, не погибшего в 37-м, - наступил долгий период "безвременья", бесконечного компромисса. И так сложилось, что с него более, чем с других, спрашивают  за те непростые годы.
Знакомилась c биографией Шаргунова очень медленно, выкраивая полчаса в день на очередную главу. И невольно задумалась о том, что жизнь скорее дискретна, чем линейна. Наверно, многим хотелось вычеркнуть из нее тоскливую череду собраний и голосований, всю подневольность. И когда наступили 50-е, Катаев сделал это решительнее, чем можно было ожидать. Нет, катаевская "Юность" не короткая главка в биографии, неразличимая среди других, столь же коротких, - целая эпоха.  А его поздняя проза - недостижимая для большинства полная свобода. Как сказал в одном интервью Александр Нилин, сын писателя Павла Нилина: "Талант сам по себе протестен".

Ни в коем случае не берусь рецензировать достойную книгу Шаргунова, рассказавшего много нового о молодости Катаева. Но "образ Катаева" не стал четче. Или это недостижимо, писатель так и останется таинственной и закрытой фигурой русской литературы?..

Открою лучше неожиданно грустных "Растратчиков", нечитанных раньше, найду там "жгучую фразу" о графе Гвидо:

"Кроме чертовщинки авантюристического свойства, в характере Филиппа Степановича проявлялась иногда еще одна черта: легкая ирония, незаметное чувство превосходства над окружающими людьми и событиями, терпеливое и безобидное высокомерие. Очень возможно, что она родилась давным-давно, именно в ту минуту, когда Филипп Степанович, лежа на животе среди гаоляна в пикете под Чемульпо, прочел в походном великосветском романе следующую знаменательную строчку: «Граф Гвидо вскочил на коня…»
Сам великосветский роман года через два забылся, но жгучая фраза о графе навсегда запечатлелась в сердце Филиппа Степановича. И что бы он ни видел впоследствии удивительного, какие бы умные речи ни слышал, какие бы потрясающие ни совершались вокруг него события, Филипп Степанович только подмигивал своим почечным глазом и думал — даже, может быть, и не думал вовсе, а смутно чувствовал: «Эх вы, а все-таки далеко вам всем до графа Гвидо, который вскочил на коня, дале-ко!..» И, как знать, может быть, представлял самого себя этим великолепным и недоступным графом Гвидо".


Невольно видишь перед собой  молодого Катаева, лежащего на животе в пикете. Одного из офицеров Первой мировой, обреченного на пожизненное отступление, и все же вскочившего в последний момент на коня.

Дмитрий Быков объяснил поздний расцвет Катаева страхом смерти, проистекавшим от "небывало острого чувства жизни". Но не уходит ли сразу в прошлое любой миг, пережитый нами?
Как пронзителен долгий диалог с исчезнувшим, который ведет Катаев в огромном пространстве прошлого и настоящего, не имеющем границ. И продолжает этот диалог за других, своих вечных друзей...

НЕТ ВОЗВРАТА? А МОЖЕТ БЫТЬ, ЕСТЬ?Свернуть )

P.S. Пост получился очень личный, но иногда впечатления юности не хотят корректироваться жизнью.

Музейное настроение

Вчера случился славный день. Планировала пройтись по главной нашей улице, определиться с точками для квеста и попутно посмотреть выставку в музее как раз о Любинском проспекте.  А удалось посетить и вторую выставку, увидеть своими глазами картины Нико Пиросмани.





Среди работ из собрания Московского музея современного искусства оказалось много неожиданного.

ЧТО ЖЕ?Свернуть )

На омской выставке наш Любинский проспект глазами разных художников. В некоторых картинах как будто сосредоточено то, о чем думалось в  последние  годы. Все мы пытаемся уловить тень других времен на улицах городов и на страницах книг.  Как и омский художник Георгий Кичигин.





ТЕНИСвернуть )

А на картинах Г.Баймуханова другие мотивы, почти крапивинские, как раз для квеста - дети в омском дворике. И часы времени:





ЕЩЕ НЕМНОГОСвернуть )

Метки:

Параллели-2

Замечательное открытие последних дней -  книга с иллюстрациями ростовской художницы Ирины Чарской:





Оказывается, Ирина Чарская принимала в своем доме юного Александра Кайдановского, он был знаком с ее сыном, хоть и младше по возрасту.





"Саша был удивительный, чудный мальчик. Обаятельный, очень тонкий. Вспоминая его, мне всегда хочется радостно улыбнуться. У нас на вечеринках он раскрывался — много рассказывал, пел под гитару, читал стихи. В нем было много умного, деликатного, благородного...
Саша интересовался живописью, и мы ему в этом увлечении немного помогали, делились знаниями, впечатлениями, воспоминаниями. Саша очень увлекался Ван Гогом, изучал его картины, читал переписку. Мы с ним ходили в Москве в Пушкинский музей, рассматривали картины, буквально по сантиметрам, анализировали стиль, манеру письма, свет, цвет. Саша остро чувствовал форму. Он не мог жить в нашем обычном и таком равнодушном мире. Если у него что-то не получалось, Саша замыкался, закрывался, искал истину в другом месте. Но искал и переживал неотрывно и мучительно. Просто жить — ему было мало. Поэтому он так лично воспринимал и чувствовал Ван Гога. Это увлечение продолжалось много лет. Примерно в 1970 году Саша написал киносценарий о Ван Гore и очень хотел его сыграть. Он готовился очень серьезно, но никто его в этом увлечении не поддержал. Саша и внешне был очень похож на Ван Гога, особенно когда был небритым. Светлые волосы, рыжая щетина, мощный лоб, пронзительные, берущие за душу глаза…"


(Из книги "Александр Кайдановский в воспоминаниях и фотографиях", 2002 г.; цитату нашла здесь)

P.S. А ведь одно из первых появлений Александра Кайдановского на экране - в фильме "Таинственная стена"...

Latest Month

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono