donna_benta (donna_benta) wrote,
donna_benta
donna_benta

Category:

Холод текста, или Конструктор сюжетов и конфликтов

В июле продолжила прошлогодний книжный эксперимент: сначала читать книги, а затем приобретать для домашней библиотеки – лишь то, что понравится, что захочется открыть не раз. Знакомилась с текстами on-line, выбрала Викторию Ледерман и Дарью Доцук (нужно было уточнить впечатления после «Голоса»), а следом еще одного автора, но об этом пока умолчу.

Когда читаешь подряд три повести Виктории Ледерман – «Календарь ма(й)я», «Всего одиннадцать! Или Шуры-муры в 5 «Д» и «Первокурсницу», – то понимаешь, какой это труд: взрослому человеку писать для детей и подростков, спускаться к ним. В каждой книге отмечаешь жесткую конструкцию, выстроенность текста, не только сюжета, но и конфликтов, внешних и внутренних (в этом можно видеть и определенное достоинство). Но подлинная полетность и живость ощущаются лишь в «Первокурснице» (в ком не живы воспоминания о первом курсе института…)
Удачнее всех построен «Календарь ма(й)я». Остросюжетной повести оригинальная конструкция на пользу. Ведет все же сюжет: с каждым днем тройка аутсайдеров класса все глубже погружается в прошлое без надежды вернуться назад. Трудности сближают ребят, помогают преодолеть собственные проблемы. И это вторая линия, самая важная.
Но две другие книги воспринимаются скорее в ключе современных «повестей для девочек» (именно категорию их читательниц привлечет банальное название «Всего одиннадцать! Или Шуры-муры в 5 «Д»).
И обе книги претендуют на психологизм, как многие из подобных произведений.
Не первый раз спотыкаюсь на том, что психологизм в нынешней детской литературе совсем не тот, что прежде, он холоднее, подобен стороннему взгляду профессионального психолога и чаще всего не реализован полноценно в художественной ткани текста. Книгу в результате не проживаешь с героями, а лишь воспринимаешь как повод к размышлению.



Невольно заметила, что в характерах главных героинь повести «Всего одиннадцать!..» и «Первокурсницы» есть сходство, хотя возраст у них разный: обе стремятся к исполнению своих желаний и капризов любой ценой. Яркий тип современной девочки-девушки «без границ» схвачен точно.
Характеры сложные. И в чем же причина? Конечно, в семье, как ответит любой психолог (а сегодня и писатель).
В первом случае дома у пятиклассницы Ангелины установился холодный и требовательный стиль отношений. Девочка вынуждена подчиняться, но вне семьи желает царить и властвовать, манипулировать влюбленными в нее одноклассниками. Собственно, повесть не о любви (если говорить о главной героине), а о самоутверждении. Ангелина страдает в семье, но столь же холодна, как и родственники; еще нуждается в нежности матери и ждет ее, но сама не может любить кого-либо. Хорошо, что противовесом к девочке показаны неравнодушные к ней мальчики, вот они умеют чувствовать и дружить.
В повести «Первокурсница» причиной сложного характера Саши являются семейная тайна и ранняя влюбленность в отца, которому не позволили вовремя признаться, что именно он отец. Саша безудержна в своих порывах и всеми силами добивается внимания однокурсника, хотя понимает – он не заменит то, что было испытано в детстве. Но как-то все причины-следствия, странное поведение и безусловное обаяние девушки не соединяются в цельный характер. Радует только, что при всей разочарованности она не так холодна, как Ангелина.
И если задуматься, кому же адресованы авторские подтексты? Скорее взрослым, чем детям и подросткам.

У Дарьи Доцук, судя по повестям «Я и мое чудовище» и «Невидимый папа», семейная тема тоже ведущая и тоже полна тайн и конфликтов.
Семьи бывают разные, порой сложные, и об этом надо писать. Но почему-то неуютно от повести «Я и мое чудовище». В ней есть хороший папа (на самом деле не папа) и холодноватая мать, которая уходит из семьи. Но ведь холодновата и дочь, когда отстраняется от матери и решает в пользу безусловной любви к отцу и к тому месту, что не хочет покидать после развода родителей? (Нужно посчитать, сколько раз употребила производные от слова "холод" в одном посте. Но заменять их не буду...)



Читала книги Виктории Ледерман и Дарьи Доцук вроде бы без насилия над собой, но когда начала повесть Дарьи Варденбург «Правило 69 для толстой чайки», то остро ощутила, что хочется только такой прозы, настоящей, когда каждое слово и образ неожиданные, когда стиль – это жизнь слова и жизнь героя, и не задумываешься над конструкциями и ложным психологизмом.
В книге много недосказанности и возможности думать самой. Все герои не очень счастливы, порой нелепы, и не обязательно их понимать, а лучше сочувствовать. И вся жизнь нелепа, спорт в разрухе, судьба провинциальных спортсменов сложна. Но есть мечты, и нужны силы на преодоление. И нравственная опора, те самые «спортивные правила».
Так что в домашнюю библиотеку приобрела только одну из прочитанных книг – Дарьи Варденбург.


И осталась в недоумении. Как все же оценивать современную подростковую прозу? Если большинство книг своей художественной тканью ничем не отличаются от «повестей для девочек», не имеют собственного стиля?..

P.S. Решила, что неслучайно повторяла схожие слова, и вынесла в заголовок. Холод семейных отношений, рациональный холод самих подростков, холод авторских конструкций и слов... Существует какая-то связь между ними.
P.S.S. А на досуге получила большое удовольствие от знакомства с умной девочкой Флавией де Люс. Она рациональна, но не холодна. Повестям Алана Брэдли простишь любые недостатки за ее образ. Не все произведения становятся большой литературой, но беллетристика тоже может быть талантливой.
Tags: книги для подростков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment